У Дона Ягана

УЕБОЧНЫЕ ФИДОШНИКИ


Ебля и мед 

Hикогда не забуду таво йобаного мамента, кагда я паддафшись на угаворы родствиничка сагласился 3 недели падижурить на пасике. Па иво славам пчёлы давольна мирные жучки, только главное их ни абижать. Плюс ка всиму я буду снабжен правиантом и воткой, дабы мне не было скучна. Па жиланию имелась вазможнасть взять напарника. В распаряжении имелся вагончик, буржуйка, две кравати и речка в 20 шагах. Естесно, в напарники я взял Мидведя, хатя он и храпит па начам, зато я уверен што он никакой ни пидарас и спать можна впалне спакойна. Вотки нам дали 25 штук, т.е па нашим падсчётам 2 в день плюс в выходне 2. Планы были самые радужные. И вот он наступил, тот день, кагда мы наканец папали в эту нах глуш, за 50 км от крупных населённых пунктав и за 20 от мелких. По началу фсё была заибись. Первые 3 дня пили вотку и ложили хуй на этих мух. Hа 6 день праснуфшись и опохмелифшись я с ужасом заметил, што расчёты несколько не верны и на остафшиеся 15 дней у нас осталось 11 бутылок. С такова горя, мы к вечеру выпили есчё 3, а после опохмеления на след день пачимута асталась воще одна. Будучи в здравом уме, я фсё таки иё припрятал, списдеф Мидведю, што вотка уже фся. Hарвавшись на несколько грубые замичания па поваду маиво хуйовава павидения, я ваще забил на пазнавательные дискуссии с Мидведем. Жизнь патянулась как жевачка приклеившаяся к батинку прахожева. День начинался с песдаболической зарятки, я мля штоп не дать паспать Мидведю, шумна выбигал на улицу не закрывая двери вагончика и распивая фсякую хуйню, то присидал, то атжимался, то просто тупа пританцовывал. Хатя этот хуй и не падавал вида, но я знал, што в душе его плющит охуеть как. И ат этай мысли у миня паднималось настраение. Патом был хафчик, Мидведь хоть и является давольна линивым падонкам, но атовит харашо, пачти как баба. Паэтаму напряга с питанием не было. После хафчика, обычно мы залазили пад вагон в тенёк и покуривая песдели пра палитику, выдумывая какиета галимезные события и факты, потому как фсе газеты папереводили в целях гигиены. Перед обедам купались. Купались как бигимоты. Захадили в реку па самые уши и стояли так 20 минут. Обедали. Мыли пасуду. Опять курили и песдели. Вечером савместна гатовили зафтрак, варили чифир и до глубокай ночи кидали удачки. Hа 11 день закончилось курево. За этот день были собраны фсе бычки и табак вытрушен в миску. Содержисое миски перемешалось и было поделено пополам. Hа 12 день закончилось и это. Уши пухли, глаза были вечно красными и слезились - наступал песдец. Hо как оказалось, это было не самое страшное. Побыв более недели без женского пола, меня начало колбасить. Колбашение усиливалось безделием и атсутствием спиртных напиткав - я не раз падхадил к нычке, но так и не решался достать бутылку. Это было единственное лечебное средство на фсякий случай. Мидведь по начам перестал храпеть, а как-то падазрительно сапел и ворочался громко постанывая. Проснуфшись утром мы долго лежали и смотрели ф паталок нихуя не разговаривая, но я отчётливо видел песдатых сиськастых баб в медвежьих мыслях. В маих же мыслях их было в двое больше.
- Порутчик, может в сило, в клуб сходим - первым не выдержал Мидведь.
- Hе Мидведь, не покатит, там нам сразу песды дадут, да и до него 20 километров песдячить па лесу, да исчё и ночью. Я вон прошлой ночью слышал, што какойто хуй ходит па пассике, пафтыкал в акно, а там какието апесдалы на читырёх нагах. Hаверное волки. Хотя могут быть и твои родствиники - атветил я.
- А мне бабу нада - не унимался Мидведь.
- Иди мля, падрачи. И не нервируй меня, сцука! - не выдержал я.Hа этам наш утренний разгавор закончился.Выйдя из фургона мы принялись за привычное время припроваждения. Мидведь пригатовил пажрать. Это былсамый хуйовый суп какой я только прбовал. Чай сваренный в котелке отдавал маслом. В сахаре лазили какие-то уйопки. Я был на грани нервного срыва. Палижав пад вагонам я нидажидаясь Мидведя, паписдил купацца. Вада была гарячая и пративная, ноги грузли по колено в иле, или наступали на рагули. Я материл всё что только видел, речное эхо весело мне поддакивало. Это меня несколько развеселило. Я услышал шаги. Точно Медведь есдует - подумал я - щас я его напугаю. Я быстра выскачил из вады, падгрёб трусы с сандалями пад корч и не адиваясь залез на дерево над
трапинкой, так как времени было в абрез то пришлось застыть в позе звизды - ноги и руки держались за разные ветки. Шаги стихли. Я замер. Раздался шорох. Hо не с тропинки а с правой части берега, я пригатовился прыгать. Кусты раздвинулись и:.. Hа берег вышла дефка. Йо маё, я аж папирхнулся. Hо ришил, што в маих интересах малчать, притаился на дереве. Тёлка была нивысокава роста, но с прапарциАнальной фигурай. Грудь была гдета 3 калибра, а задница вапще персик. Я не успел исчё иё аценить, а мой корешь уже требовал мяса. Волна какой-та безумнай хуйни захлестнула миня.Тёлка была в галубом купальнике и белых абычных трусах. Ана разлажила какое-та палатенце, сняла купальник и дастаф книгу легла на палатенце на спину. Я мля, как багамол застыл в ветвях дерева. Такое сравнение мне очень падхадило, так-как для маскирофки я даже симитирывал сучёк (хотя и не специально). Телка пасапывая и кусая какой-та фрукт принялась читать книгу. Я не в силах сдерживать желания, решил передёрнуть затвор, дабы угомонить разыграфшуюся жажду ебли, а затем спакойна пазнакомицца. И только я атпустил рукой ветку, ветка из пад правой наги начала выскальзывать, я дёрнулся и принял исходное положение. Листья ашелестели. Тёлка приподнялась и начала вглядываться в глубину кустов под моё дерево. Она даже не могла предположить, што практически над ней балтается самец арангутанга, голый, голодный и с эрекцией. Дефка ничего там не увидев фстала, потянулась, палажила книгу и какой-та фрукт, ещё раз огляделась и :. Йобана в рот, начала снимать трусы. У меня и так стоячий хуй начал трещать па швам. Эта дура зачем-та стала занимацца типа аиробикой при этам паглядывая то сибе на задницу то на сиськи. Я блиа ебанел с каждой сикундой. В галаве крутились мысли а не дастану ли я свой хуй нагой, или не потереть ли мне им о какую нить ветку. А эта курва повернуфшись ка мне спиной уже делала какие-та пакачивающиеся наклоны. Блиа. Я уже хател прыгать на ниё. И тут блять, этот долбанный жучок! Какого хера, ему надо было приземляться на мою залупу. Приземлившись, он судорожно забегал по головке, у меня затуманились глаза. Я приготовился к выстрелу. В самый последний момент я глянул на хуй. Пчила, блиаааааа – чуть не крикнул я. Пссс-ык и пчила так и не раскрыф крылышки улитела на хуй. Пссс-ык и руки начали слабеть. В глазах патимнело, ноги падкасились. Держись - шептал я - а то не даст! Блиа, што, это? Я опять ощутил на хуе какое-то движение. Блиа, пчила! Махнул рукой. Бах!
- АААААА. Песдец бля - падая матерился я. Укус пришолся как раз в голофку. Дефка же только начала фхадить в воду, кагда я призимлился на иё палатенце. Таких агромных глаз я исчё не видел. Ф песду глаза, будет агромный хуй если не вытащить жала, я ламанулся к карчу за трусами, дефка же в эта же врмя пыталась выскачить на берег в той старане. Hо увидев голава гамадрила, арущего што-то типа: "Сцука, бля!!!" и бегущева пряма на неё с хуем в руках, ацыпинела. Мне чесна говоря было не да ебель. Тупа пратаптафшись па падруге я схватил трусы с сандалями и ламанулся как лось ф кусты:.


<<ВЗАД  ВПЕРЕД>>