У Дона Ягана

УЕБОЧНЫЕ ФИДОШНИКИ


Зураб Ираклеевич

Холодное осеннее утро... Зураб Ираклеевич тяжко пробуждался ото сна. Снилась ему его родная Грузия, снились ему дни его молодости... В старой железной бытовке было холодно и сыро, стояла кладбищенская тишина... Зураб включил обогреватель и радио. Привычно заговорили сонные, косноязычные дикторы, заиграла привычная однообразная музыка. В помещении начало теплеть и вместе с холодом начала уходить и тоска. Зураб был одинок: не так давно он потерял своего единственного сына, единственного человека, с которым он мог поговорить по душам, единственного человека которому он доверял. Он так и не смог выяснить, при каких обстоятельствах погиб его сын. Жирные русские менты говорили, что на него напало некое бешеное животное, а газеты писали вообще какую-то бредятину про чертей и нечистую силу... Как бы то нибыло, но его сын Ираклий (названный так в честь дедушки), погиб при необычных и загадочных обстоятельствах... Зураб очень хотел выяснить что же произошло на самом деле, но зацепиться было не за что. Зураб встал, потянулся и тут он почувствовал что его старый и сморщенный член стал по немногу вставать... Давно забытое ощущение эрекции вновь пробудило к жизни воспоминания о былых сексуальных подвигах... В прошлом, Зураб удовлетворил (по крайней мере, ему так казалось) не мало женщин, не брезговал и мужчинами, а в юношестве, когда сойтись со слабым полом было проблематично (по причине отсуствия этого самого слабого пола подходящего возраста), он со сверстниками развлекался и с братьями нашими меньшими... Вернее маленькими... Сколько цыплят и курочек они тогда перепортили... Все потом удивлялись - что за непонятная болезнь свирептствует в ауле... Овцы (и даже бараны) тоже становились жертвами необузданной похоти молодежи, но они, в отличие от цыплят, оставались живы после сексуально-садистских действий Зураба и его друзей. Отвлечся от приятных мыслей, заставило чувство сходное с болью в члене. Видимо, после стольких лет бездействия, его совокупительный орган заново привыкал к своему рабочему состоянию... Через минуту боль прошла, и член стоял как кол, и Зурабу очень хотелось приступить к давно забытому занятию, но вот только было не с кем -- в пять утра не пробудилась еще не одна сволочь в этом дачном кооперативе, который он, Зураб, и "охранял". Хотя если бы сейчас и был день, и веселые дачники, встав к верху жопой, ковыряли свои драгоценные "сотки", вряд ли кто согласился бы провести 10-20 незабываемых минут со старым и не очень привлекательным грузином. Конечно, был самый простой выход, но онанизм нашему герою никогда не нравился. В молодости, попробывав один раз, он не нашел в этом занятии ничего привлекательного и с хорошей эрекции отправился в курятник иметь очередного цыпленка. Зурабу хотелось полюбить что-нибуть живое. Единственным таким существом, кроме самого сторожа, в бытовке была кошка по кличке Моська. Животное мирно дремало в корзинке около двери, приняв очень сексуальную позу (как виделось теперь Зурабу) позу. Он подошел поближе и стал рассматривать животное: лоснящаяся, черная как сажа шерсть, аккуратная мордочка... К слову сказать, мордочка кошки очень понравилась нашему другу, но еще больше ему хотелось увидеть то, что находилось и кошки с другой стороны тела, прямо под хвостом... Нежно поглаживая животное, Зураб стал подводить руку все ближе и ближе к заветному отверстию... Руки дрожали... Наконец, он нащупал нечто влажное и горячее, попробывал проникнуть туда пальцем. Кошка проснулась; действия эти, по всей видимости, не доставляли ей ничего кроме дискомфорта... Зураб попытался проникнуть пальцем внутрь кошки, но тут она резко выгнулась, вскочила, и оцарапав "ласкающую" ее руку, шипя, мнгновенно переместилась в другую точку пространства. Но деваться Моське было некуда... Зураб понял, что терпеть более не может, и взяв с кровати плед, накинул его на выгнувшуюся дугой кошку. Схватив агрессивно сопротивляющийся кусок ткани с живой и такой сексуальой начинкой, он положил его на кровать. Некоторое время занял поиск той самой желанной части тела кошки, но в скоре, пред взором сторожа дачного кооператива "Гамма-РСК", предстала такая желанная половая щель. Щель, с виду, была очень узкая, но это лишь еще больше возбуждало... Крепко прижав к кровати сопротивляющееся животное, Зураб стал засовывать в кошку свой указательный палец; затем два, подготавливая маленькое отверстие для клавного орудия. Возмущению маленькой твари небыло предела и ее пришлось посильнее придушить. И вот, наконец, настал тот долгожданный момент: каменный, розово-сиреневый член был уже у входа в половую щель... Зураб надавил. Плоть животного немного промялась, но все же, с усилием, член стал проходить внутрь. Кошка издала очень неприятный высокочастотный звук, напоминающий крик новорожденного ребенка и Зураб сделал сильный и резкий толчек, одновременно с этим, сжав руку держащую беспомощное животное. Кошка уже не шипела и не рыпалась, потому как была хорошо зафикрирована и немного придушена. Зураб начал фрикции... Как давно он не испытывал такого счастья! На лице его появилась блаженная улыбка, удовольствие пропитывало его тело... Но трахать просто кусок ткани было не интересно, хотелось увидить маленькое пушистое тело, симпатичную мордочку. Моська уже почти не сопротивлялась, и теперь можно было распеленать маленькую любовницу по неволе... Засунув руку под ткань и нащупав тонкую шею, Зураб развернул кошку. Продолжая трахать меленькую тушку, он прижал ее к кровати и стал рассматривать... Мех немного свалялся, но все же был очень красив... Пасть ритмично приоткрывалась, между белых игольчатых зубов вытекала на кровать белая пена, глаза как бы остекленели и смотрели вникуда... Зураб понял, что кончает.... Он вогнал член как можно глубже и стал быстро и неглубоко толкать... Сознание помутилось... Рука, державщая животное за шею, резко сжалась. Послышался хруст. Но Зураб ничего этого не замечал.... Тяжко дыша, он пришел в себя. Сердце бешенно колотилось, рука лежала на мокром от пота тельце кошки... Внезапно ему стало противно от содеяного. С людьми, все же, лучше... Он извлек опадающий член из кошки, аккуратно поддел второй рукой мягкое тельце и аккуратно положил его в коробку под кроватью. Мысли о мерзостности содеяного потихоньку уходили, и он уже строил планы на следующий раз...   

<<ВЗАД